ГЛАВНАЯ          О СЕБЕ          СОФТ          ПРИКОЛЫ           ЗА СТОЛОМ                     старое


О евреях, одесситах

- Рабинович, сколько денег ты положил в конверт к молодоженам?
- А разве конверт уже ничего не стоит?

- Ты что здесь делаешь, Абрам?
- Как что? Приехал в женой в театр!
- А почему не заходишь?
- Сегодня моя очередь охранять машину.

Сидит почтенный еврей на базаре и торгует дерьмом. Проходят мимо два его знакомых и в ужасе спрашивают:
- Хаим, зачем ты это делаешь?
- А вдруг кому-нибудь понадобится плохой анализ?

Сидят два еврея. Подходит третий:
- Я не знаю, о чем вы тут разговариваете, но ехать надо!

Пожилой еврей всю жизнь молился Богу, вымаливая себе крупный выигрыш в лотерею. Каждый день он исправно возносил молитву с этой просьбой, пока, наконец не достал этим Бога в конец. В очередной раз тот явился таки к нему и взмолился:
- Хаим Абрамович! Ну дайте же мне хоть один шанс! Купите хотя бы один лотерейный билет!

Заходит сосед к Абраму, а тот стоит возле батареи, положил свой член сверху и читает учебник физики. Сосед его спрашивает:
- Абрам, что ты делаешь?
- Да вот, в книге написано, что от нагревания "тела" расширяются, а от охлаждения - сужаются.
- А где же Сара?
- А Сара в холодильнике...

Выбирают в синагоге раввина.
Кандидатур три: один прекрасно знает Талмуд, но не член КПСС; второй член КПСС, но плохо знает Талмуд; третий и Талмуд знает, и член КПСС, но еврей.

Встречаются двое:
- Извините, сколько времени?
- А скоко вам надо?

- Сара Исаковна, вы слышали, вчера у мужа Фимочки вырезали гланды?
- Бедная девочка, она так хотела иметь детей.

- Ты знаешь, теперь я пришел к убеждению, что у нас в Одессе есть сотни способов очень много заработать. Но только один из них - честный.
- Очень интересно, какой?
- А откуда я знаю?

На Привозе.
- Почем лимон?
- Сто рублей.
- Почему так дорого?
- Потому что это не лимон, а лимонка.
- А гранат почем?
- Тоже сто. Потомку что не гранат, а граната.
- Хорошо, беру.
- А деньги?
- Вместо денег возьми мой торт.
- На кой черт мне твой торт?
- Да ты послушай, как тикает! Это же не просто торт, а осколочный...

На одном из перекрестков Одессы скопилось много народу.
- Почему собралось столько людей? - спрашивает прохожий, - что случилось?
- Ничего, но каждый хочет убедиться в этом лично.

- Рабинович, вам не кажется, что ваш попугай немного картавит?
- Ничего удивительного - у него и нос с горбинкой.

- Товарищ Рабинович, мы вынуждены вас уволить.
- Да я же по паспорту русский!
- Вот именно поэтому - мы уже уволили десять евреев, надо же когда-нибудь уволить и русского!

Начальник отдела кадров задумчиво смотрит на Рабиновича:
- Вы нам по профилю не подходите.

Рабинович пришел в магазин:
- Мне, пожалуйста, сто комплектов портретов членов Политбюро.
- Зачем вам столько?
- Видите ли, я получил визу и хочу открыть в Тель-Авиве тир.

Натовский генерал приехал с визитом в Израиль. В сопровождении израильского генерала осматривает военную технику.
Мимо проходит солдат, не отдавая приветствия. Натовский генерал:
- Я вижу, дисциплина у вас хромает.
Израильский генерал откликает солдата:
- Мойша, ты почему не здороваешься? Я тебя чем-нибудь обидел?

Банкир Кон показывает знакомому свой только что отстроенный особняк:
- Вот тут салон... тут спальня... тут кабинет... А в этой большой столовой на первом этаже может одновременно сесть за стол - не приведи Господи! - 50 человек.

Дряхлый, но богатый банкир Айзерман женится на молоденькой. Приходит к врачу и просит:
- Доктор, сделайте, пожалуйста, так, чтобы мое супружество было не только формальным.
Врач осматривает его и говорит:
- Увы, вам уже ничего не поможет.
- А пчелиное молочко?
- Господин Айзерман, я могу прописать вам пчелиное молоко. Я могу даже сделать так, что вы начнете жужжать. Но жалить - это уж извините!

На приеме у банкира Гольдберга встречаются бывшие компаньоны, Коац и Кон. Гольдберг:
- Господа, позвольте, я вас представлю друг другу.
Кац (Кону):
- Свинья!
Кон (Кацу):
- Подлец!
Гольдберг:
- А, так вы уже друг друга знаете!

Банкир Кон вручает бедному еврею конверт со сторублевой бумажкой и говорит:
- Бери и благодари Господа, ибо все делается по воле его! Узнав об этом, жена бедняка замечает:
- Если Кон по поручению Всевышнего дал нам сто рублей, сколько же он оставил себе за посредничество?

Зильберштейн, страховой агент, уговаривает Гольдберга застраховаться:
- Господин Гольдберг, если, к примеру, вы сломаете руку, то получите двести рублей; сломаете ногу - триста; а если вам посчастливится сломать хребет - ну, тогда вы богач!

Изя сидит за прилавком. Пора закрывать лавку, а клиентов все нет.
В последнюю минуту вбегает молодой человек, бросает на прилавок гривенник, хватает конверт за копейку и выбегает, не ожидая сдачи.
Дома жена спрашивает:
- Ну, какрой сегодня был оборот?
- Оборот так себе. Зато доход колоссальный!

Хаим с Натаном возвращаются домой поздно вечером. Вдалеке они замечают двух подозрительного вида субъектов.
- Знаешь что, - говорит Хаим, - давай перейдем на другую сторону, их-таки двое, а мы одни.

В еврейском местечке жандармы обыскивают дома в поисках призывников, уклоняющихся от службы в армии.
Старик Рабинович нервничает и просит семью спрятать его в погребе.
- Тебе-то чего боятся, в твои-то годы? - успокаивает его жена.
- Да? А генералы в армии уже не нужны?

На еврейском кладбище мать хоронит малолетнего сына, причитая:
- И попроси, сыночек, Господа, чтобы Сарочка вышла замуж. И еще попроси у него, чтобы дядя Хаим выздоровел. И чтобы Натана не взяли в солдаты...
Наконец стоящий рядом могильщик не выдерживает:
- Послушайте, почтеннейшая, если у вас столько дел к Господу Богу, надо было идти самой, а не посылать несмышленого мальчика.

- Двойра, наша тетя Рахиль умерла, вот письмо из Америки.
- Ах, какое несчастье, какое несчастье!
- Погоди. Она завещала нам пять тысяч долларов...
- Ах, дай ей Боже здоровья!

Слепой Мордехай пришел к Раввину и спрашивает:
- Что ты сейчас делаешь?
- Пью молоко.
- Что такое молоко?
- Такой белый напиток.
- Что значит "белый"?
- Ну, как лебедь.
- Что значит "лебедь"?
- Такая птица с изогнутой шеей.
Раввин согнул руку в локте и дал ее пощупать Мордехаю.
- Вот что значит "изогнутый".
Мордехай тщательно ощупал руку и сказал с благодарностью:
- Спасибо тебе, ребе! Теперь я уже знаю, как выглядит молоко!

Одессит говорит:
- Конечно, Москва - первый город. Но ведь и Одесса - не второй!

В командировке умер Абрам. Надо было как-то тактично, деликатно сообщить жене Абрама, чтоб та не убивалась от горя.
Решили, что кроме Семы никто лучше этого не сделает. Он интеллигент и дипломат. Сема отыскал квартиру Абрама, позвонил.
На пороге появилась жена Абрама:
- В чем дело?
Сема был обескуражен, но не настолько, чтоб потерять дар речи.
- Вы знаете, мы с Абрамом были в командировке?
- Знаю. И что?
- Вы знаете, что мы прилично заработали?
- Знаю. И что?
- Вы знаете, мы все деньги пропили. И Абрам тоже.
- Чтоб он подох! - вскричала жена.
- Уже, - вздохнул Сема.

- Вы знаете, что Лифшицы всю ночь не гасят свет?
- Ну и дураки они, хоть и евреи! У грабителей всегда с собой есть фонарики!

Одному еврею говорят:
- Ну что вы за человек. У вас нет ничего положительного.
- Как ничего! А "реакция Вассермана?"

Рабинович, проходя на демонстрации мимо трибуны, поднимает руку и кричит:
- Пламенный привет! Пламенный привет!
- Абрам, - удивился идущий рядом Хаймович. - С каких это пор ты их так любишь?
- Не могу же я прямо заявить: "Чтоб вы сгорели!"

От одесского причала отчаливает пароход в Израиль. С берега раздается крик:
- Мойша!
Мойша подошел к правому борту. Пароход накренился на правый борт и опрокинулся.

Встречаются два еврея:
- Исаак, почему ты такой грустный?
- Меня сняли с должности первого секретаря райкома партии.
- Как же это произошло?
- Да какая-то сволочь донесла, что я беспартийный.

Во двор к Абраму зашел сосед:
- Абрам, ты брал у меня целый таз, а вернул его с дыркой.
- Во-первых, Исаак, я брал таз с дыркой. Во-вторых, я отдал тебе таз без дырки. А в-третьих, никакого таза я у тебя не брал!

Двум евреям сказали, что если они залезут на высокую стену, то станут русскими. Один еврей подсадил второго, и тот залез на нее.
Оставшийся внизу еврей тянет руку:
- Пошел прочь, еврейская морда!

Беременная еврейка пришла к гинекологу. Он ее осмотрел:
- У вас неправильно расположен плод: он повернут.
- Доктор, что же мне делать?
- Отец ребенка тоже еврей?
- Да.
- В таком случае не волнуйтесь: ребенок выкрутится.

- Абрам Исаакович, у вас деньги есть?
- Ну что за вопгос? Конечно же нет!
- А дома?
- Ой, спасибочки! Дома все хогошо!

- Рабинович, за вами рубль!
- Где?!
- Я имею ввиду, что вы должны мне рубль.
- Тогда возьмите тот, что за мной!

Два окопа: еврейский и еще кой-чей. Евреи кричат:
- Ахмеееед!!!
Ахмед вылазит из окопа:
- Чаго?
Его тут и чпок... Противники думают как отомстить евреям и кричат:
- Абраааам!
Тишина...
- Абраааам!
Тишина...
- Абраааам!
Опять тишина...
Тут один вылазит и говорит:
- Да вы что там, все по умирали что ли?
Его тут и чпок...

Одессита после поездки в Париж друзья просят поделиться впечатлениями:
- Ну как там в Париже, рассказывай.
- Ну что вам сказать? Помните, у Жорика на кухне Джаконда висела?
- Помним, конечно.
- Так вот, теперь она в Лувре!

Два еврея встречаются на галицийской станции в вагоне железной дороги.
- Куда ты едешь? - спрашивает один.
- В Краков, - гласит ответ.
- Ну посуди сам, какой ты лгун, - вспылил первый, - когда ты говоришь, что ты едешь в Краков, то ты, ведь хочешь, чтоб я подумал, что ты едешь в Лемберг. А теперь я знаю, что ты действительно едешь в Краков. Почему же ты лжешь?

В еврейской семье родился мальчик с несросшимся в уголке глаза веком. Врач говорит отцу ребенка:
- Вы же все равно будете делать орбрезение. Так давайте сейчас сделаем, и кожицей наставим веко.
- Так я не против, - ответил отец. - Но...
- Что но?
- Но не будет ли он хреново смотреть на жизнь?

Одессита знакомят с двумя восточными людьми.
- Айвас, - представляется один, - по-русски - Вася.
- Акоп, - говорит другой, - по-русски, по-русски...
- По-русски - траншей, - помогает одессит.

- Рабинович, одолжите 100 рублей?
- Хорошо, а у кого?

- Негодяй, мерзавец, трепач!
- Кто это?
- Да этот жлоб, Поцман!
- Что он натворил?
- Он назвал мою дочь шлюхой!
- Будь у меня автомат, я влепил бы ему пощечину ногой!

Из одесских трущоб. В связи с повышением цен на продукты одна соседка предложила другой:
- Если Вы согласитесь, чтобы я пожарила яичницу на Вашем сале, я разрешу Вам сварить Ваше мясо в моем супе.

- Здесь проживают супруги Гольдберг?
- Нет. Но на первом этаже живет господин Гольд, а на четвертом - Берг.
- Ага! Значит, они разошлись!

- Мойша, почем у тебя гробы?
- По пятнадцать.
- Ха, у Рабиновича по двадцать, так там хоть есть где развернуться!

Рабинович заходит домой, смотрит, из-под койки торчит огромная жопа:
- Сагга, что это?
- Обыкновенный таз!
Муж бьет его ногой. Голос из-под кровати:
- Ой, т.е. бом!

Одессит в кругу своей семьи рассказывает, как он воевал:
- Залетаю это я в окоп. Смотрю, немец. Вынимаю шашку, бах его по руке и бегу дальше.
- Постой, почему по руке, а не по голове?
- Зачем я его буду бить по голове, если он уже был без головы?

В одесском порту под опрокинутой лодкой укрылись двое биндюжников. Они безо всякого интереса наблюдали, как швартуется иностранец.
Вот по трапу сошел негр в белом смокинге, белом цилиндре и белых перчатках.
- Гляди, Жера, дикар!..

- Абрам, как жизнь?
- Плохо.
- ???????
- Моя жена спит с лордом Лестером.
- Да уж, плохо.
- Правда, я сплю с женой лорда.
- Так это ж хорошо!
- Хорошо?!? У меня от него уже двое детей!
- Да, плохо...
- Правда, и у его жены от меня двое детей.
- Но тогда вы квиты?
- Какое "квиты"? Я-то ему делаю лордов, а он мне делает евреев.

Умирает старый еврей. Вокруг собрались родственники, друзья. Все вспоминают, какой хороший был Абрам и какими нехорошими они были иногда по отношения к нему и просят перед смертью простить их всех.
- Хогошо, я пгощу вам все, но с одним условием: когда я умгу, запихайте мне в жопу кактус.
- ???
- Да, да, это мое последнее желание.
Умер Абрам. Ему в жопу запихали кактус. Через пару минут звонок в дверь. Открывают - там менты.
- Где сдесь зверски замученный еврей?

- Сара, что у тебе в медальоне?
- Волосы моего мужа.
- Но он еще жив...
- Он - таки жив, но волос давно нет.

- Когда вы к нам придете обедать, господин Катц?
- Так... в понедельник я у Штерна... во вторник болею... в среду у Вайса... в четверг болею... я приду к вам в пятницу.

Утром за завтраком:
- Сема, пей кефир, чтоб ты сдох, тебе нужно поправляться!

- Абрам, не пей такой горячий чай. Лопнет мочевой пузырь, и ошпарит ноги.

Мойша жене:
- Сара, ты зачем вешаешь свой бюстгальтер сушить на улице. Дети думают, что гамак, и качаются в нем.

- Исаак, ты знаешь, кто по национальности Мао Цзе-дун?
- Да, нуу. Не может быть!!!

- Сара, ты знаешь, кто, пишут в газетах, потопил "Титаник"?
- ????
- Айсберг.
- Так и знала, что обвинят кого-то из наших!

В отделе кадров управления флота:
- Я хотел бы служить на корабле...
- Вы кто - боцман?
- Нет...
- Лоцман?
- Нет...
- Тогда кто?
- Я - Кацман...
- К сожалению, вакансий уже нет...

- Ой, вы знаете, у Изи такое горе!
- Какое горе?
- Он умер.

Мойша рассказывает друзьям ночное происшествие:
- Ворвались, все обыскали, все разбили и забрали! Вы думаете это все? Нет! Трахнули меня, жену, тестя и кошку!
Вы думаете это все? Нет!! Они сказали, что завтра еще придут. Вы думаете что теперь все? Нет!!!
Когда уходили, один меня пнул и говорит "У бандюга!" Нет, вы подумайте, это я-то бандюга! Мы с женой так смеялись, так смеялись...

Умирает старый еврей, и просит чтобы ему перед смертью принесли чашечку кофе с двумя кусочками сахара.
Приносят кофе, еврей его выпивает с превеликим наслаждением.
- Хоть перед смертью я получил то, о чем мечтал всю жизнь.
- Абрам, но ты же был не самым бедным евреем в нашей деревне, и разве ты не мог позволить себе чашку кофе?
- Мог, но дома я пил кофе с одним кусочком сахара, а в гостях с тремя.

Абрам неожиданно возвращается домой, заходит на кухню и видит следующую картину: какой-то мужик в его домашних тапочках и махровом халате жарит яичницу.
Абрам заходит в спальню. Там лежит голая Сара, на лице блаженство, на кровати следы бурной ночи.
- Сара?! Что это такое?! Как это понимать?!
- Ну вот, Абрам, опять начнутся необоснованные упреки, подозрения...

Встречаются два еврея.
- Слышал "Битлз", не понравилось. Картавят, фальшивят, что только в них находят?
- А где ты их слушал?
- Мне Мойша напел.

Два еврея, живущие друг напротив друга, разговаривают:
- Исаак! Когда у тебя день рождения?
- А шо такое?
- Да вот хочу тебе подарить занавески, шоб не видеть, как ты каждый вечер бегаешь за своей голой женой!
- Авраам! А у тебя когда день рождения?
- А шо такое?
- Да вот хочу подарить тебе бинокль, шоб ты видел, за чьей женой я бегаю!

- Сарочка, а что, Абрамчик умер?
- Умер.
- То-то я смотрю его хоронят...

Идет еврей через границу ... Тут из кустов окрик:
- Стой! Кто идет?!
- Ша! Ша! Ша! Уже никто никуда не идет ...

Анкета:
- Вы - еврей?
- Нет, я не еврей.
- Хорошо, значит вы не еврей?
- Я же сказал, что я не еврей.
- Отлично. Последний раз спрашиваю. Вы еврей?
- Да не еврей я, не еврей!
- Что вы горячитесь? Я так и пишу, что вы - еврей.
- Щас как дам в морду!
- Вот теперь я вижу, что вы не еврей. Тогда переходим ко второму вопросу анкеты. А ваши родители не евреи?..

Продают рыбу, живую, в бочке. Абрам спрашивает.
- У вас свежая рыба?
- Ты что, не видишь, она жива.
Абрам говорит:
- У меня Сара тоже живая, но не свежая.

- Стыдно мне, - говорит Рабинович жене, - так стыдно.
- Что случилось? - спрашивает она.
- Абрам уже третий раз приглашает меня на похороны его жены, а я его еще ни разу не приглашал.

- Хайм, ты знаешь где живет Мойша?
- Конечно. Он живет напротив городской тюрьмы.
- У тебя сведения устарели: теперь он живет напротив своего дома!

- Товарища Дортмана можно пригласить к телефону?
- Его нет на работе.
- А завтра будет?
- Нет, завтра его тоже не будет.
- А через неделю товарищ Дортман будет?
- Нет, и через неделю не будет.
- А через месяц?
- Нет, не будет.
- Скажите... Я вас правильно понял?
- Да, вы меня правильно поняли.

- Абрам, где ты достал себе такой костюм?
- В Париже.
- А это далеко от Бердичева?
- Ну, примерно, две тысячи километров будет.
- Подумать только! Такая глушь, а так шьют хорошо!

Купили еврей и русский по пачке сигарет. Ну русский сразу распаковал и закурил. Еврей говорит:
- Слушай, дай сигаретку, а то мне пачку распаковывать неохота.
Дал ему русский сигарету. Еврей ее раз за ухо и потирая руки говорит:
- А теперь покурим.

Сидит мужик дома... Звонок в дверь. Открывает - на пороге еврей стоит:
- Пгостите, это не вы вытащили вчега из пгогуби евгейского мальчика?
- Ну я.
- А шапочка, пгостите, где?

Идут по пустыне русский и еврей. Еврей нашел мешок с золотом, а русский - мешок с едой. Шли-шли, еврею захотелось есть.
Он говорит русскому:
- Давай с тобой в рынок играть, ты будешь продавцов, а я покупателем.
Русский говорит:
- Давай.
Вот еврей подходит к русскому и говорит:
- Иван, почем у тебя эти бутерброды?
- Мешок золота.
- Вань, да ведь дорого.
- А ты по рынку походи, может, дешевле найдешь.

Еврей везет в Израиль портрет Ленина.
- Это что? - спрашивают его на советской таможне.
- Это не "что", а "кто"! Это - Владимир Ильич Ленин!
- Это кто? - спрашивают его на израильской таможне.
- Это не "кто", а "что"! Это - Золотая рамочка.

- Коган, Вы можете купить "Волгу"?
- Разумеется... Но зачем мне столько пароходов?

Рабинович не пришел на лекцию. Спрашивает утром Рубинштейна:
- Какой интерес был?
- Чтоб ты двести лет жил. Говорили за какого-то Гегеля, Фейербаха. У одного зерно нашли, у другого материю. Судить, говорят, будут.

- Хайм, твоя дочь сидит на крыльце и кормит ребенка грудью!
- Ну и что?
- Так ведь она не замужем?
- Ну если есть лишнее время и молоко, почему бы не накормить?


Килька и Тюлька вышли замуж за евреев и стали называться Сайра и Мойва.