ГЛАВНАЯ          О СЕБЕ          СОФТ          ПРИКОЛЫ           ЗА СТОЛОМ                     старое


Об искусстве и литературе

Редактор:
- Книга выйдет, надо только отжать воду.
Автор:
- Это не вода, а чистое золото. Гонорар начисляется по числу строк.

Прозаик А. всегда дарил свои книги друзьям и знакомым только через три года после выхода их из печати.
- В этом есть свой резон, - хитро улыбаясь, говорил он, - к этому времени их, как правило, уценяют.

- Ох, как мне хочется пойти в отпуск, - говорит известный критик приятелю, - чтобы найти время почитать хотя бы одну книгу из тех тысяч, что я критикую в своих статьях!

Молодой стихоплет написал несколько поэм и направил их известному поэту, сопроводив таким письмом:
"Я написал эти поэму, вдохновленный неизвестно откуда вдруг возникшим творческим огнем. Как мне с ними поступить?"
Знаменитый поэт ответил: "Я внимательно просмотрел ваши творения и убедился, что их следует вернуть в тот огонь, который вас вдохновил, лучше всего в каминный.

Проезжая по узкому переулку, машина писателя столкнулась с грузовиком.
Водитель грузовика стал разъяснять писателю на своем шоферском языке, что тот собой представляет.
Когда он на секунду замер, чтобы перевести дыхание, писатель промолвил:
- Вы знаете, молодой человек, что я не могу прибегнуть к той живописной терминологии, которую применяете вы.
Но вот что я вам скажу: надеюсь, что, когда вы сегодня вернетесь домой, ваша мать выскочит из подворотни и как следует вас искусает.

- Скажите, - допытывается молодой писатель у редактора, - есть ли вообще надежда, что мой рассказ появится в вашем журнале?
- Ну разумеется. Все люди смертны, и я - не вечен.

Художник - абстракционист говорит приятелю:
- Я попал в трудное положение. Клиент, который заказал мне свой портрет, хочет, чтобы я изменил цвет его глаз.
- Ну, измени, что тебе стоит?
- Так ведь я не помню, в каком месте нарисовал глаза!

Церковный староста пригласил богомаза Велигова и попросил его произвести ремонт в церкви.
По окончании работы староста предложил представить счет на проделанную работу. Маляр написал так:
"1. Побелил деву и покрыл ее два раза - 15 руб. 2. Сделал деве Марии и нового младенца - 30 руб. 3. Покрыл матом двенадцать апостолов - 16 руб. 4. Зашпаклевал и закрасил зад Николе-Угоднику - 50 коп. К сему мастер Велигов".
Архирей написал резолюцию: "Оплатить дураку деньги, а то он мне всех дев перепортит".

Художник спросил у хозяина галереи, интересовался ли кто его полотнами.
- О, да! Один господин интересовался, поднимутся ли картины в цене после вашей смерти. Я сказал, что обязательно, и тогда он купил сразу 15 картин.
- Великолепно! Кто этот господин? - спросил художник.
- Ваш лечащий врач, - ответил хозяин.

- Не хочешь ли ты принять участие в нашем хоре? Знаешь, просто чудесно! Когда мы собираемся, мы едим, пьем, танцуем, флиртуем...
- А когда же вы поете?
- Ночью, когда возвращаемся домой.

Одна дама попросила художника нарисовать ее портрет. Когда он был закончен, она послала за ним своего мужа.
- Браво, браво! - похвалил муж художника. - Точно как в жизни. Вот уж она будет ругаться!

Жена писателя покорила женщин на вечере своим платьем.
- Боже, оно ведь стоит, ого-го!
- Сказка, поэма!
- Э, нет, милые, оно стоило мне целого романа, - сказал со вздохом писатель.

Умирает народный писатель, член союза писателей, обладатель многих премий. В комнате, заставленной книжными шкафами с его произведениями столпилась в скорбном молчании родня. Умирающий открывает глаза и шепчет свои последние слова:
- Есть у меня на сердце одна боль, одна не сбывшаяся мечта... Давно, когда я еще был студентом, послали нас на картошку в один из колхозов. Познакомился я там с одной девочкой... Однажды ночью позвал я ее на сеновал... Снял я с нее всю одежку, повалил в стог сена... И вот, я давлю, а попка у нее в сено уходит, я давлю, а попка проваливается... Эх как взять бы тогда, да все мои книги, ей под задницу и затолкать!!!

Один известный писатель на каком-то приеме обнял, поцеловал даму и сказал:
- Простите, синьора, дело в том, что вы очень похожи на мою жену.
- Вы нахал, дурак и пьяница!
Писатель посмотрел на окружающих и воскликнул:
- Это надо же! Она даже говорит точно, как моя жена!

Однажды Александра Кобздея, профессора Варшавской академии искусств, пригласили на свадьбу одной из его натурщиц. Впервые увидев ее одетой, художник наклонился к своему соседу и прошептал на ухо:
- Никогда не думал, что она так очаровательна!

Человек, посетивший мастерскую художника, обратился к нему с просьбой:
- Не можете ли вы мне что-нибудь предложить - недорого и в масле?
- Банку сардин.